Новости

Вне зоны доступа

Пятница, 23 января 2009

Бегство Чичваркина, которому поручен брендинг партии «Правое дело», станет не самой лучшей рекламой очередного либерального проекта.

Довольно представительная партия именитых российских невозвращенцев может пополниться новым членом. В середине второй недели после окончания затяжных новогодних каникул появились слухи о том, что из праздничного вояжа может не вернуться на родину бизнесмен Евгений Чичваркин, бывший совладелец и председатель совета директоров компании «Евросеть» и руководитель московской организации партии «Правое дело».

Отсутствие Чичваркина обнаружилось в среду, когда пришел срок подавать документы на регистрацию новой партии, и выяснилось, что нет ни самого главы московской организации, ни необходимых для регистрации документов. Самая очевидная версия решения экс-главы «Евросети» и начинающего политика держаться подальше от российских берегов, которая озвучена СМИ и разделяется коллегами Чичваркина по «Правому делу», – обострение ситуации вокруг уголовного дела, которое было заведено на ряд сотрудников «Евросети» еще в сентябре прошлого года. (По делу арестованы три человека: вице-президент «Евросети» Борис Левин, замначальника службы безопасности компании Андрей Ермилов и начальник отдела экономической безопасности «Евросети» Сергей Каторгин, причем последний в аэропорту Домодедово, когда он собирался покинуть страну).

И хотя адвокат Владимир Жеребенков заверил агентство «Интерфакс», что претензий к Чичваркину никаких нет, а расследуемое уже три года уголовное дело о нелегальной партии мобильных телефонов «не имеет отношения непосредственно к Евгению Чичваркину», да и «следователь сообщил, что его допросов в качестве свидетеля больше не планируется», не исключено, что экс-бизнесмен решил не испытывать судьбу. К тому же верный способ защиты от пресловутых русских «сумы и тюрьмы» уже хорошо освоен многими российскими предпринимателями, политиками и общественными деятелями.

Шорт-лист успешно укрывающихся от домашних проблем невозвращенцев – Гусинский, Невзлин, Березовский, Брудно, Гуцериев – вполне доказывает надежность этого метода самозащиты.
И хотя в октябре Чичваркин заявлял в прессе: «Я хочу жить только в России, жить и работать. Это моя позиция, мое убеждение», – к декабрю патриотическая позиция вполне могла претерпеть изменения. К патриотам, которые считают, что «лучше в клифту лагерном», чем на Лазурном берегу или на Туманном Альбионе, родина подчас слишком сурова. Осенне-зимние страсти вокруг УДО многодетной матери Бахминой и освобождения под залог смертельно больного Алексаняна могли поколебать веру даже человека, честно «сдавшего» бизнес. («Евросеть» была продана Чичваркиным и его компаньоном вскоре после заведения на их сотрудников уголовного дела.)

Видимо, не слишком надежной защитой показался Чичваркину и мандат Кремля.
То, что назначение экс-владельца «Евросети» на пост главы ключевой, московской организации, нового провластного либерального проекта партии «Правое дело» произошло с благословения кремлевских кураторов, никогда не вызывало сомнений.

Удивление могло бы вызвать молчание самого Чичваркина, раскрученной медиа-персоны и человека, который всегда сам пиарил и свою компанию, и себя самого. Но не исключено, что невозможность связаться с экс-королем средств мобильной связи – знак того, что он верно понял поданный ему свыше сигнал и замолчал.

Возможно, по той же причине молчали и не суетились ранее, подыскивая нового главу московской организации, и товарищи Чичваркина по партии, игнорируя, что время идет, а необходимые организационно-регистрационные мероприятия московским отделением «Правого дела» не проводятся. Впрочем, невозвращение Чичваркина – имиджевый урон для новой либеральной партии, куда более серьезный, чем демонстрация ею своей организационной немощи.

То, что один из лидеров партии, более того, человек, которому был поручен ее брендинг, подался в бега от правосудия, – не самая лучшая реклама очередного либерального проекта. Все слова коллег и адвокатов, что Чичваркин никакого отношения к уголовщине не имеет, что само дело против «Евросети» с политическим душком, – бессмысленны. Реакцию большинства граждан можно предсказать, не дожидаясь специальных опросов общественного мнения, по аналогии с прочими громкими бизнес-политическими делами, в частности, с историей ЮКОСа.

Правда, предполагаемое бегство Чичваркина – еще более плохая реклама для власти. Речь идет не о широком общественном мнении, которое тонкостей кремлевских партийно-политических игр не понимает и ими не интересуется, но о мнении более узкой группы посвященных товарищей. Если вынуждены спасаться бегством даже те, кто вроде как получил гарантии Кремля, – есть о чем задуматься.

Если Чичваркин не вернется, то процесс оттока денег и семей, и так весьма интенсифицировавшийся ввиду кризиса, может еще ускориться.
Нельзя исключить и того, что мирно загорающий где-то «вне зоны доступа» Чичваркин как раз собирался возвращаться в родные снега и сигнал о том, что с этим стоит повременить, получил со страниц «Независимой газеты».

Но, возможно, вот-вот выяснится, что он «улетел и обещал и вернуться» или ему будет послан другой, положительный сигнал. Во всяком случае, сопредседатель партии «Правое дело» Борис Титов пообещал: «До конца недели мы узнаем, какова ситуация с Чичваркиным».

Видимо, за оставшиеся три дня кто-то – Чичваркин, кремлевские кураторы правого проекта или кто-то еще ответственный и заинтересованный – должен войти в зону доступа.

Источник: Газета.ru

Версия для печати Версия для печати

Комментарии закрыты