Новости

Экономический рост: Возвращение спекулянта

Четверг, 11 июня 2009

Попробуем понять, что происходит: промышленность ставит рекорды падения (как известно, в апреле 2009 г. объем промышленного производства снизился почти на 17% по сравнению с соответствующим периодом 2008 г.), а мы все больше внимания уделяем тому, что российские фондовые индексы растут и растут. Цены на нефть все выше и выше — вновь неадекватно оптимистичная оценка.

Ключевой вопрос здесь — каков по своей природе этот рост фондовых индексов и цен на нефть. Если это спекулятивный рост, то новые рекордные показатели — всего лишь проблесковые маячки, не означающие реального роста. Перекапитализация фондового рынка, ставшая фундаментальной причиной нынешнего мирового экономического кризиса, как оказалось, даже для растущей экономики опасна. И механизм развития экономической ситуации в таких условиях примерно ясен. В России показатель капиталоемкости ВВП (отношение совокупной капитализации рынка акций национальных компаний к объему номинального ВВП. — ФБК) накануне предшествовавшего экономическому кризису фондового обвала составил 116% (по итогам 2007 г.). Тот же показатель, к примеру, в Германии был 64%, а в Италии и вовсе 51%.

Фактическая реализация принципа «чем выше капитализация, тем лучше» приводит к тому, что на определенной стадии своего развития экономика вступает в фазу, когда фондовый рынок становится чрезвычайно чувствительным к разного рода внешним факторам. Экономику в таком состоянии я бы назвал неуверенной экономикой. Фондовый рынок подходит к этому порогу в состоянии перекупленности. Достаточно начала «игры на понижение», проявлений макроэкономической нестабильности, политических осложнений и т. п., чтобы в динамике фондовых рынков произошел разворот.

Именно так все и было накануне прихода нынешнего экономического кризиса, вошедшего в острую фазу своего развития осенью 2008 г.

С начала 2009 г. по конец мая российские фондовые индексы (РТС и ММВБ) прибавили более 60%. Китайские фондовые индексы (Шеньженская и Шанхайская биржи) прибавили 50-60%. Однако состояние экономик двух стран полярно противоположное. Если у России по итогам I квартала 2009 г. зафиксировано падение ВВП на 9,5% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, то в Китае — рост на 6,1%. Динамика китайских фондовых индексов даже на фоне такого экономического роста представляется внушающей определенные опасения. Что уж говорить о российских показателях.

Состояние российской экономики более чем неуверенное. Дно, которое кто-то нащупал еще в феврале, вдруг неожиданно ускользнуло из-под ног. В таком состоянии игроки фондового рынка находятся в ожидании разворота. И нет никаких сомнений, что эти ожидания сами, если хотите, сформируют или определят то событие, которое послужит сигналом к развороту.

Тот, кто покупал акции в последние месяцы, не собирался, естественно, становиться стратегическим инвестором, вкладываться в производство с надеждой на повышение стоимости акций. Расчет был один: купить и перепродать. Увы, крах спекулятивной модели экономики — а нынешний экономический кризис есть именно такой крах — похоже, так ничему нас и не научил.

Однако было бы не совсем справедливо с подобными упреками обращаться в первую очередь к бизнесу, к инвесторам. Поэтому мое первое обращение — к экономическим властям: зачем опять в такой ситуации, при пикирующей экономике, подталкивать фондовый рынок вверх? Государство в прошлом уже вело подобную рискованную политику. Достаточно вспомнить народные IPO. Можно вспомнить и государственную информационную политику: включаешь телевизор, а там первой новостью — об очередном рекорде капитализации.

Так что это уже было в гораздо лучших макроэкономических условиях, и к чему привело — известно. Увы, никаких выводов из жестоких уроков прошлого так и не сделано.

Теперь о нефти. Цены растут, и это хотя бы немного радует в том отношении, что поступления в бюджет будут больше. Не радует другое. Растущие цены на нефть создают иллюзию, что они нас вновь вывезут. А это естественным образом лишает мотива к активной и эффективной антикризисной деятельности.

Россия и так-то не может нахвастаться, что противостоять кризису получается успешно, о чем со всей убедительностью свидетельствуют текущие экономические результаты. ФБК, начав с апреля текущего года расчет собственного индекса антикризисной эффективности по восьми странам, получила лишнее доказательство того, что Россия, увы, в числе худших.

Так что означают растущие цены на нефть? Повышенный спрос? Безусловно. Но это спрос не со стороны реальной экономики. Мировая экономика в этом году по всем прогнозам упадет на 2-3% (не спасет даже Китай, который по итогам 2009 г. может показать 6-7% роста). Это означает, что тот рост, который мы наблюдаем, — это рост спекулятивный. Переполненные нефтехранилища, в первую очередь в Западной Европе, подтверждают тот факт, что спрос на нефть и нефтепродукты со стороны экономики остается низким. А большие запасы — это вложения в нефть с целью ее дальнейшей перепродажи. Они являются результатом другого рода спроса — спекулятивного.

ФБК проанализировала специфику наиболее глубоких и продолжительных кризисов последних четырех десятилетий: 1974-1975, 1979-1982, 1990-1991 гг. Вывод крайне интересный и весьма неутешительный: все эти кризисы в начале острой фазы своего развития сопровождались заметным ростом цен на нефть. Причины этого роста отличались, но суть в другом: кризис углублялся до тех пор, пока не происходил разворот в динамике цен на нефть, пока они не падали. И только тогда экономика начинала расти.

Кризис рано или поздно закончится. Но в России он может затянуться, а глубина падения может оказаться неоправданно большой. Новый обвал российских фондовых индексов и существенное снижение мировых цен на нефть — более чем вероятные события.

Автор: партнер, директор департамента стратегического анализа компании ФБК

Источник: Ведомости

Версия для печати Версия для печати

Комментарии закрыты