Новости

Банки бьются об заклад

Суббота, 8 августа 2009

«Полстраны должно кучу денег! — не скрывает эмоций менеджер “Сбербанк капитала”. — Мне нужно либо их банкротить, забирать 15-20% кредита и фиксировать сумасшедшие убытки, либо каждый раз разбираться, что с этим делать. Те, кто может выплыть, должны получить деньги и развиваться».

С каким количеством непрофильных активов банки придут к «расцвету», не берется сейчас предсказать никто. У банков на руках могли оказаться непрофильные активы на сумму до 500 млрд руб., подсчитал директор Центра развития банковской системы Олег Иванов; пока счет идет «на миллиарды долларов», это «не более четверти того, что банки могли забрать по залогам», полагает заместитель управляющего партнера компании «Делойт и Туш СНГ» Максим Любомудров. По оценке Ассоциации региональных банков, на ноябрь 2008 г. общий объем залогов по банковским кредитам нефинансовому сектору составлял 25 трлн руб. Сколько за это хозяйство можно получить сейчас, оценить трудно. Иванов говорит, что дисконт при реализации имущества по сравнению с докризисной оценкой может достигать 50-60%.

Банкам остается ждать «расцвета». Если у банка есть запас времени и ликвидности, ему не о чем беспокоиться, уверен Валерий Заводов, предправления и совладелец Уралтрансбанка, которому досталось несколько фабрик. Сегодня активы ничего не стоят, а через два года, когда экономика будет выходить из кризиса, они станут интересными, надеется он. «Раз сейчас нет возможности продать имущество, будем ждать покупателя», — вторит ему вице-президент Банка Москвы Андрей Лапко.

Но ждать сложа руки нельзя. Доставшимся банкам имуществом нужно управлять, чтобы к «расцвету» не выяснилось, что его угробили недобросовестные менеджеры или забрали более находчивые кредиторы.

Бычки на балансе

Прежде всего имущество как-то надо оформить. «На балансе банка сложно отразить коров или бычков на откорме, практически невозможно. Это титанический труд — надо ведь потом жизнь потратить, чтобы все довести до аудиторов», — жалуется первый заместитель председателя правления РСХБ Станислав Баранов.

Но главное — из-за этих бычков банк несет расходы: формирует резервы и начисляет налоги в ущерб капиталу. Поэтому банки плохие активы стараются на баланс не ставить. Они создают специальную компанию, та получает непрофильные активы и кредит, которым гасит обязательства проштрафившегося заемщика. В итоге банк имеет на балансе хороший актив (ту самую компанию) и хороший кредит (той самой компании) и ему не надо создавать большие резервы (подробнее см. колонку эксперта на стр. А6).

Когда баланс банка «наполняется непрофильными участиями», это «негативно оценивается инвесторами», говорит зампред ВТБ Андрей Пучков. Он возглавляет совет директоров дочернего ЗАО «ВТБ долговой центр», которое управляет проблемной задолженностью и связанными с ней непрофильными активами. Недавно ВТБ попросил акционеров одобрить на следующий год сделки с долговым центром на сумму до $9 млрд.

Сбербанк еще в августе 2008 г. завел себе такую «дочку» — ООО «Сбербанк капитал». РСХБ обычно проводит операции с непрофильными активами через дочернюю компанию ТД «Агроторг», рассказывает Баранов. А у МДМ-банка весной появилось сразу четыре специализированные «дочки» для аккумулирования залогов.

«У нас был департамент по работе с активами, иногда банк забирал что-то за долги — чайную фабрику, бизнес-центр, — поделился с «Ведомостями» сотрудник Альфа-банка. — Больше такого департамента нет, всех сотрудников перевели в «А1». Инвесткомпания «А1» — «сестра» Альфа-банка: у них общие бенефициары.

Между банком и спецкомпанией бывают и более сложные отношения.

Так, 75% «Самторга» (управляет сетью «Самохвал»), по данным ЕГРЮЛ, оформлено не на банки «Возрождение» и «Северный морской путь» (СМП), а на два ООО. 99% одного из них через еще одну компанию владеет Алексей Куранов — начальник управления кредитного мониторинга «Возрождения».

А ВЭБ передал активы санированного на его деньги банка «Глобэкс» ООО «ВЭБ-инвест», которая лишь на 19% принадлежит банку. Еще 81% согласно ЕГРЮЛ — у кипрской «Миллсфорд инвестментс». Представители ВЭБа тем не менее называют «ВЭБ-инвест» «дочкой» банка. Офшорная конструкция пригодится, когда придет время продавать активы, уверен директор московского офиса Tax Consulting UK Эдуард Савуляк. Если оформлять сделку как продажу долей или всего «ВЭБ-инвеста» кипрской компанией, то последней не придется платить налог — на Кипре доходы от продажи долей налогом не облагаются.

Высадить кредиторов

Решив забрать бизнес за долги, банк в большинстве случаев сталкивается с тем, что он не единственный, кому это пришло в голову, — есть и другие кредиторы.

РСХБ кредитовал три лужских предприятия, входивших в группу «Парнас» — один из крупнейших мясоперерабатывающих холдингов Северо-Запада. В конце 2008 г. дела у «Парнаса» пошли неважно, в головной структуре холдинга, «Парнас-М», было введено внешнее управление. Холдинг атаковали поставщики, требовавшие оплаты, и с десяток банков-кредиторов.

«Общая сумма задолженности холдинга, которая нам была известна, составляла около 12 млрд руб., а наша кредиторка — 1 млрд руб., — рассказывает Баранов. — Мы не были основным кредитором группы, но видели угрозу потери эффективного бизнеса из-за банкротства головной компании».

Три заемщика РСХБ — ОАО «Лужский комбикормовый завод», ОАО «Рассвет» (откормочник) и ОАО «Лужский мясокомбинат» — составляют одну хозяйственную цепочку.

«Обязательства головной компании холдинга могли быть обращены на наших заемщиков, — объясняет Баранов. — Надо было отсечь “голову”, чтобы сохранить лужские компании, а значит, и наши деньги». А для этого — договориться с другими кредиторами (по выражению Баранова, «высадить» их, чтобы избежать конфликта интересов: «Атмосфера ведь накалена»).

Три лужских предприятия помимо РСХБ кредитовали банк «Возрождение», Сбербанк и «ВТБ Северо-Запад». Кредиты РСХБ были обеспечены основными фондами и зданием в Петербурге, которое банк высвободил из залога, поскольку другие кредиторы «видели счастье» в этой недвижимости, рассказывает Баранов. «По части залогов мы пересекались с другими кредиторами. Мы перевели на себя их требования к лужским предприятиям, в частности выплатили около 200 млн руб. одному из банков, и вместо залогов забрали компании», — заключает он.

Другие банки, похоже, тоже не остались внакладе. По всей группе была проведена реструктуризация, были разделены активы, объяснила «Ведомостям» зампред правления «Возрождения» Людмила Гончарова: «Мы теперь полностью кредитуем и работаем с лужским заводом “Белкозин”. Остальные предприятия группы были переданы на обслуживание и кредитование в другие банки». «У предприятий, входящих в группу «Парнас-М», нет неурегулированной задолженности перед «ВТБ Северо-Запад», — сообщила пресс-служба банка. Сбербанк тему непрофильных активов не комментирует.

«Пока у нас в основном банки идут так: кто-то один берет на себя управление предприятием-должником, а с остальными он договаривается о реструктуризации долгов, — говорит Трушин из РСХБ. — Чтобы сразу 2-3 банка управляли — это редкость». Тем не менее такое случается.

Вывести залог

На начало 2008 г. группа компаний «Самохвал», по собственным данным, управляла 65 супермаркетами и 10 торгово-развлекательными центрами. Кризис принес сети букет исков: сначала — о взыскании долгов, а потом — о банкротстве. Должник успокаивал кредиторов тем, что может продать 73,2% Таганского мясоперерабатывающего комбината («Тамп»), недвижимость (52 300 кв. м) и землю (25 га).

А в марте группа компаний «Самохвал» объявила, что розничный бизнес переведен на новое юрлицо — ООО «Самторг». 75% ООО контролируют два кредитора — «Возрождение» и СМП, а 25% — основатель «Самохвала» Дмитрий Кувшинов.

«Самторгу» достались торговая марка «Самохвала» и право управления 35 магазинами, одновременно компания приняла на себя обязательства «Самохвала» перед поставщиками, объяснил «Ведомостям» PR-директор ГК «Самохвал» и ООО «Самторг» Константин Кочерешкин.

«Это вынужденная схема выведения залога из конкурсной массы на случай банкротства компании, — объяснял предправления и совладелец “Возрождения” Дмитрий Орлов в интервью газете “Коммерсантъ”. — У некоторых банков-кредиторов не было реального залога. А у нас были реально оформленные залоги в виде недвижимости примерно на 700 млн руб. — здания, магазины, торговые точки. У СМП было больше чем на 1 млрд руб.». Если бы началось банкротство, сложно было бы обратить взыскание на залог, вот «Возрождение» с СМП и вывели свои залоги из «Самохвала» в «Самторг» и сейчас они оформлены «более грамотно», рассказал Орлов. В СМП отказались от комментариев.

Пакет акций «Тампа» сейчас делят два других кредитора (о том, что он «выведен за периметр» группы «Самохвал», Кувшинов говорил еще в марте). «Пакет может перейти в собственность Сбербанка и “Юникредит банка”, но это не решено окончательно», — рассказал директор департамента корпоративных клиентов «Юникредит банка» Алексей Гренков. Схема урегулирования долга (около 800 млн руб. перед «Юникредит банком») должна быть согласована в первой декаде августа, получение доли в «Тампе» — один из «наиболее реальных вариантов», добавил он.

Прочим кредиторам рассчитывать особенно не на что. В марте ООО «Самохвал» было переименовано в ООО «Меркурий» по требованию нового владельца компании — ООО «Жора». «Меркурий» больше не входит в группу «Самохвал», указывает Кочерешкин. 8 июля в суде разбиралось дело о банкротстве «Меркурия»; выяснилось, что его долги составляют около 5 млрд руб., а балансовая стоимость имущества на 1 апреля — 1,57 млрд руб.

Особенно неуютно чувствуют себя держатели облигаций «Самохвала» на 1,5 млрд руб. Один из них — УК «Ингосстрах-инвестиции Д.У.» — подал к «Меркурию» иск на 2,4 млн руб. «Купон они так и не заплатили, никаких вариантов реструктуризации тоже не предложили», — жалуется начальник управления «Ингосстрах-инвестиций» Роман Алексенцев.

Взять под контроль

«Если у банкиров есть иллюзия, что они могут управлять любым бизнесом, заводами и пароходами, то это заблуждение», — уверен Баранов из РСХБ. Поэтому задача банка, который забрал за долги непрофильный бизнес, — найти профильного управляющего.

«В октябре 2008 г., когда случилась ситуация с “Глобэксом”, руководство ВЭБа пригласило нас провести экспресс-оценку активов “Глобэкса”, — вспоминает гендиректор “ВЭБ-инвеста” Александр Репринцев. — Нас спросили: активы хорошие? Мы сказали: по сути хорошие. — В каком они состоянии? — В достаточно запущенном. — Это можно исправить? — Можно. — Сколько на это нужно времени и денег? Мы дали свое видение: минимум пять лет и порядок цифр. — Если говорите, то возьметесь? — Если я говорю, то возьмусь».

Юрист по образованию Репринцев более 10 лет занимается девелопментом. Осенью 2008 г. он возглавлял совет директоров ИГ «Создание», которая была клиентом и заемщиком ВЭБа.

«Глобэкс» был приобретен ВЭБом менее чем за 5000 руб. Но санация банка обошлась в 87 млрд руб. «Эту сумму в виде семилетнего кредита с отсрочкой первых платежей на несколько лет и на условиях плавающей ставки (в первый год — 7%) ВЭБ выделил “ВЭБ-инвесту”, который выкупил у “Глобэкса” не сами активы, а компании — реализаторов проектов», — рассказывает Репринцев. Оценочная стоимость активов на 1 декабря прошлого года, когда они достались «ВЭБ-инвесту», составляла примерно половину от кредита в 87 млрд руб., который почти полностью был потрачен на выкуп, говорит Репринцев.

Он взялся управлять большим хозяйством: Новинский пассаж в Москве, торгово-развлекательный центр «Сибирский молл» в Новосибирске, недостроенный подмосковный поселок «Золотые купола», проект многофункционального комплекса рядом с Белорусским вокзалом на месте часового завода «Слава» (см. врез).

«ВЭБ-инвест» стал единоличным исполнительным органом практически во всех доставшихся ему структурах. «Это позволило нам моментально взять под контроль финансовые потоки, лишить людей возможности подписывать документы и получить право доступа ко всем документам», — объясняет Репринцев. Часть команды «Создания» пришла с Репринцевым в «ВЭБ-инвест» (штат компании — 48 человек).

«Золотые купола» — самый проблемный из активов, — рассказывает он. — Зайдя в этот проект, мы обнаружили массу удивительных вещей, в частности, функции основных участников строительного процесса — технического заказчика, генподрядчика, инвестора — выполняла одна организация, «Мособлстройинвесткредит». Это не запрещено, но в строительстве так не делается: ты не можешь сам строить и сам себя контролировать«. Была проведена экспертиза. «Обследовали каждый дом, смотрели, сколько потрачено и что сделано. Порядка 300 млн руб. просто не нашли. Они были уплачены, но на них ничего не сделано. Всего было потрачено 2 млрд руб. Этого достаточно, чтобы поселок был готов, но он не готов. Пока мы задаем вопросы», — говорит Репринцев.

Гендиректор «Мособлстройинвесткредита» Михаил Богачев утверждает, что 300 млн руб. задолжали его компании, и предлагает «комплексно разобраться в ситуации».

«Мы знаем, сколько нужно вложить в достройку поселка, чтобы он был конфеткой», — говорит Репринцев, который собирается обратиться в ВЭБ за дополнительным финансированием проекта.

Были проблемы и с другими активами — по «Славе», например, продолжает Репринцев. «Первое, что нам пришлось сделать по этому проекту, — 30 декабря заплатить долю города», — рассказывает он. Если бы не успели этого сделать до 1 января 2009 г., участок подлежал бы изъятию. Заплатили из 87-миллиардного кредита. Теперь Репринцев думает поменять концепцию «Славы» с учетом своих представлений о востребованности недвижимости через четыре года — построить не только бизнес-центр, но и торговый центр, гостиницу и, «может, даже апартаменты».

«Слава», по его словам, на декабрь и на июнь — совершенно разные проекты в оценке за счет того, что «ВЭБ-инвест» подготовил и сдал в мае в госэкспертизу всю документацию: «Как только получим заключение по проекту, объявим тендер, скорее всего только среди западных компаний». «ВЭБ-инвест» хочет работать «с известным, мировым генподрядчиком, который способен прийти со своими деньгами», т. е. со своим банком, который профинансирует работы под гарантию ВЭБа. На этих условиях уже готовы идти китайские корпорации, одна немецкая и одна американская фирма, резюмирует Репринцев.

У «Сибирского молла» и Новинского пассажа были большие расходы и задолженность арендаторов. «ВЭБ-инвест» отказался от услуг управляющих компаний и сэкономил 5% дохода в «Сибмолле»: «Мы считаем, что объектом должен управлять сам держатель активов, набирая людей, способных управлять». Арендаторов дисциплинировали: на начало июня их задолженность перед Новинским пассажем «самая маленькая за всю его историю» — $161 759, в то время как на конец 2008 г. было $1,396 млн, радуется Репринцев.

Найти соинвестора

Можно найти не только управляющего, но и соинвестора, заинтересованного в реанимации бизнеса. Так поступил Сбербанк с «Мосмартом».

В июне «Сбербанк капитал» и Bacarella Holdings Corporation совладельца АФК «Система» Евгения Новицкого объявили о покупке доли в кипрской Sarnatus Trading. Структура и сумма сделки официально не раскрываются. По словам топ-менеджера «Мосмарта», Новицкий получил 10%, а Сбербанк — 50% плюс 1 акция Sarnatus, остальное сохранили прежние владельцы. Sarnatus владеет 100% ЗАО «Мосмарт» (операционная компания одноименной сети) и ЗАО «Гиперцентр» (собственник ТЦ «Мосмарт» в Москве и области площадью 200 000 кв. м).

До кризиса у «Мосмарта» было 85 работающих магазинов, на момент покупки — 23, долг составлял 7,5 млрд руб., из них более 3 млрд руб. — Сбербанку. Но вопрос о распродаже имущества за долги или банкротстве даже не стоял, уверяет менеджер «Сбербанк капитала»: «У нас не было альтернативы. Президент же сказал поддерживать реальный сектор. Мы будем развивать “Мосмарт”, нельзя банкротить крупных ритейлеров».

Возглавил «Мосмарт» Виталий Подольский — бывший финансовый директор X5 Retail Group и «Евросети». А финансовым директором «Мосмарта» стал Виктор Шлепов — начальник управления финансов «Сбербанк капитала», в 2003-2007 гг. он был финдиректором «Копейки».

Теперь Подольский развивает «Мосмарт» — убеждает поставщиков реструктурировать задолженность на условиях отсрочки или дисконта. По его словам, на восстановление сети планируется потратить несколько десятков миллионов долларов. Сбербанк одобрил «Мосмарту» долгосрочный кредит в несколько миллиардов рублей. Чтобы заполнить товарами опустевшие полки, ритейлеру надо договориться о возобновлении поставок с пулом из 1000 поставщиков, рассказывал в июне Подольский. Сделать это непросто. С начала года по 20 июля Арбитражный суд Москвы зарегистрировал к ЗАО «Мосмарт» 510 исков на 1,014 млрд руб., в том числе два — о банкротстве.

«Сбербанк капитал» выступает координатором, нанимая управляющие компании, привлекая частных инвесторов, объясняет стратегию компании ее менеджер: «Деньги будут платить они нам, потому что управляющие забирают живой бизнес фактически в оборот — они должны на этом получать доход, возвращать деньги в банк и себе что-то зарабатывать».

По его словам, сейчас «внутри банка происходит аттестация компаний»: управляющих, коллекторских, юридических, оценочных и т. д. По ее итогам будет сформирован шорт-лист из наиболее значимых структур, «которые что-то сделали на рынке», из этого списка будут выбираться управляющие компании для непрофильных активов.

Поразить в правах

Можно оставить и старого управляющего, но взять его под контроль. РСХБ не стал менять руководство в доставшихся ему компаниях «лужского кластера», рассказывает Баранов. Директора остались прежние, но их полномочия были серьезно ограничены: им «запретили давать любые обязательства, запретили подписывать любые поручительства, запретили передавать в залог без разрешения любое имущество, запретили пролонгировать дебиторку, ограничили сумму дебиторки, чтобы не наращивать риски». Все три предприятия были переведены на обслуживание в РСХБ, который назначил специального контролера. Это совокупность первоочередных действий, объясняет Баранов.

В мае — июне согласно информации самих компаний на всех трех предприятиях большинство мест в советах директоров заняли сотрудники РСХБ. Во главе советов директоров всех компаний РСХБ поставил Сергея Удачина, одного из владельцев холдинга «Парнас»: «Он разбирается, в состоянии управлять этим процессом, а мы понимаем его опыт».

Гендиректором «Самторга», управляющего перерожденным «Самохвалом», стал основатель сети Кувшинов. В марте СМП и «Возрождение» открыли компании кредитную линию на 700 млн руб., в начале апреля «Самторг» отчитался об урегулировании требований кредиторов почти на 1,4 млрд руб., а в июне сообщил о «массовом возвращении покупателей в магазины». «Сейчас у предприятия бизнес стабильный, динамика устойчивая и нас устраивает», — говорит Гончарова из «Возрождения».

А деньги где?

Конечная цель всех этих усилий для банков — превращение активов в деньги. Проблемный актив надо изъять, почистить и как можно скорее продать, формулирует Баранов. Приоритет — клиентам банка с хорошей репутацией и кредитной историей, РСХБ готов дать им кредит на покупку. Под этими словами, пожалуй, подпишется любой банкир. Но сроки наступления этого счастья все называют разные.

РСХБ уже подыскал среди своих клиентов покупателей на «лужский кластер», говорит Баранов. Цена будет складываться из суммы, в которую активы обошлись РСХБ, плюс «как минимум из рыночной стоимости ресурсов» за период владения предприятиями (17-19% годовых).

У «ВЭБ-инвеста» задача-минимум — вернуть кредит с процентами ВЭБу. «Мы должны каждый проект довести до ума: по готовым снизить расходную часть и повысить доходную, а неготовые достроить и выставить на рынок — продать либо сдать в аренду», — говорит Репринцев. Крайний срок — конец 2015 г. в соответствии с кредитом ВЭБа.

Владельцы «Самторга» сейчас сдают доставшиеся им помещения в аренду «Самохвалу». В апреле Гончарова говорила «РИА Новости», что недвижимость может быть продана бывшим владельцам сети, когда их финансовое положение улучшится, а просроченные долги будут погашены; речь шла о 1,5-2 годах. «Никакого опциона обратного выкупа нет, — уточнила она “Ведомостям”. — Сдача в аренду или продажа этого имущества — чисто коммерческий проект: кто предложит лучшую цену, тот и купит». Сроки Гончарова теперь не называет.

«В “Мосмарте” есть управляющая компания, и мы однозначно все деньги вернем в банк, т. е. всю сумму, которую Сбербанк фиксировал на нас», — обещает менеджер «Сбербанк капитала». Впоследствии, по его словам, все активы будут продаваться. Возможно — бывшим собственникам. По информации источника, близкого к акционерам «Мосмарта», сделка со Сбербанком еще не закрыта: обсуждаются опционы Новицкого и менеджмента, а также возможность обратного выкупа акций сети ее основателями — при условии бесперебойного обслуживания долга «Мосмарта» Сбербанку. Президент Сбербанка Герман Греф на годовом собрании акционеров сказал, что рассчитывает вернуть часть резервов, продав залоги, в течение 3-4 лет.

Впрочем, у банкиров остается еще запасной выход. «В Америке создают агентство по плохим долгам, чтобы очистить банки от проблемных активов, надо и нам тоже что-то подобное сделать, — рассуждает Трушин. — Чтобы очистить баланс банка, я готов своими ресурсами сопровождать актив, каждый год из прибыли его гасить понемногу. Пусть им управляет независимое агентство, а я спокойно дышу и работаю».

Источник: www.vedomosti.ru

Версия для печати Версия для печати

Комментарии закрыты